Многих щас плющит от любви и ненависти. В этом контексте хочу напомнить, что за любовь слишком часто принимают жажду обладания, а за ненависть -- своё разочарование и боль от невозможности такого обладания.

Любовь никогда не переходит в ненависть, господа.

Если это была любовь, конечно, а не детское "хочу-машинку-мама". Если это была любовь, а не обида, что машинка досталась соседскому мальчику. Если это была любовь, а не надутые губки, типа, "не-очень-то-и-хотелось". Вам кажется, что, когда вы пишете что-то типа "Если бы у меня был пистолет, я бы тебя убил", вы тем самым доказываете силу своих чувств -- на самом деле, вы только доказываете собственную жадность и истеричность. Если вы пишете что-то типа "Я без тебя умру", то это тот же детский шантаж -- потому что нет, не умрёте. Вы будете жить, и ныть, и жалеть себя, и жалеть красивость своих чувств, и любить эти самые свои чувства, любить и жалеть себя влюбленного. Ах, смотрите, какие сильные у меня чувства! А это не чувства, это инфантильные сопли у витрины отдела с игрушками, потому что настоящие чувства умеют ждать, настоящие чувства не подвержены истерическим припадкам, и настоящие чувства никогда не причинят вреда.

Опять же, напомню то, что повторял уже много раз -- критерий любви, это не желание убить или самому умереть, а желание и готовность прощать, и, более того, приносить пользу. Критерий любви -- не красивость и не драма, а польза и поддержка. Критерий любви -- не жадность и не обладание, а спокойствие и уверенность. Мужественность, если хотите. Всё остальное -- детский визг, и от него нет никакой пользы, кроме звона в ушах.